Бионические глаза: особенности имплантации, постоперативный период

Бионические глаза: особенности имплантации, постоперативный период

Бионика глаза

Ученые уже разработали и совершенствуют глазные импланты. Бионическая сетчатка применяется для восстановления зрения людям, потерявшим его под влиянием воспалительных, аутоиммунных или травматических факторов. Пока существуют только единичные примеры успешных операций по вживлению глазных протезов. Да и сами они несовершенны, поскольку дают возможность видеть только черно-белую картинку. Но медики, ученые и инженеры трудятся над новыми разработками.

Что собой представляют и как работают?

Внешне они напоминают подобные конструкции из фантастических фильмов. Бионический глаз представляет собой оптический протез, состоящий из электродов. От них отходят микропровода к специальным очкам, на которые подается изображение. К проводкам прикреплены преобразователи сигнала. Очки выполняют функцию крепежного аппарата. Они удерживают камеры, изображение с которых передается к электродам, имплантированным сетчатку. Сигналы воспринимаются зрительной корой затылочных областей головного мозга, как готовое изображение. Происходит этого в обход разрушенных нейронов сетчатки — палочек и колбочек.

Вживленные в сетчатую оболочку глаза электроды выполняют функции палочек и колбочек, которые в здоровом органе зрения функционируют, как индикаторы света и цвета.

Особенности имплантации глазного протеза

Самая большая сложность состоит в том, чтобы вживить бионик ультратонкий ретинальный слой. Имплантация производится в специальной операционной, оснащенной микрохирургическим инструментарием. Если у пациента еще имеется его родной глаз, не выполняющий зрительных функций, при показании к его удалению производят энуклеацию. Во время этой операции полностью удаляют глазное яблоко, на место которого в будущем имплантируют протез. Важно, что подобное оперативное вмешательство рекомендуется только тем пациентам, которые видели с рождения. Врожденная слепота является противопоказанием к вживлению искусственного глаза, поскольку при ней не сформирована зрительная кора, необходимая для распознания и интерпретации сигналов.

Ход оперативного вмешательства

Имплантация бионика производится в несколько этапов:

  • Обезболивание. Оно выполняется с помощью местной или общей анестезии.
  • Оперативный доступ к глазному дну. Он выполняется посредством послойного рассечения тканей.
  • Вживление электродов в сетчатку глаза. Оно производится медленно, с использованием микрохирургического инструментария и специализированной аппаратуры.
  • Подсоединение к электродам микроскопических проводов с преобразователями сигнала.
  • Подключение системы к очкам со встроенной камерой.
  • Нейрохирургическая имплантация специального приемника. Поскольку этот аппарат вживляется непосредственно в зрительную кору головного мозга, этап не является обязательным. Он выполняется только тогда, когда это позволяет сделать объем оперативного вмешательства.

Вернуться к оглавлению

Постоперативный период

После выполнения имплантации протез необходимо испытать в действии. Пациента обучают пользоваться им. Ему объясняют, что изображение не будет полностью соответствовать тому, которое он видел своими глазами. Передаваемые с помощью электродов сигналы отображают лишь контуры окружающих предметов, предоставляя понятие об их величине, форме и расстоянии до них. Существуют специальные группы, которые проводят инструктажи и регулярные занятия для пациентов, перенесших имплантацию искусственного органа зрения.

Бионический глаз и великая тайна зрения

В России впервые прошла операция по имплантации бионической сетчатки, и скоро потерявший 25 лет назад зрение человек сможет снова увидеть мир. Хотя и не так, как здоровые люди. Возглавлявший хирургическую бригаду директор НИЦ офтальмологии ФГБОУ ВО РНИМУ имени Н.И. Пирогова, созданного на базе ФНИЦ оториноларингологии ФМБА, профессор Христо Тахчиди рассказал «Медновостям», как работает бионический глаз, когда он станет доступен тысячам других пациентов, в чем важность этого эксперимента для науки, и что нужно для успеха любого научно-клинического проекта.

Христо Периклович, прошла неделя после операции, можно уже делать какие-то выводы?

— Пока еще рано.Сейчас вся электроника отключена, идет классический послеоперационный период: закрываются и рубцуются раны, адаптируются ткани, налаживается глазной тонус, циркуляция внутриглазной жидкости.А мы следим за этими процессами, успокаиваем глаз, приводя его к норме, и дожидаемся окончания биологического ответа на имплантацию посторонних материалов. Все эти материалы небиологические (то есть, об иммунологической реакции на чужеродный белок речь не идет), они практически полностью инертны и принимаются человеческим организмом.

Что это вообще такое — бионический глаз?

— Это электронная система, призванная выполнять функцию глаза.Она позволяет установить связь с мозгом через электронику и воссоздать, таким образом нарушенную заболеванием сетчатки естественную цепочку. Внешняя часть конструкции — это очки с антенной и микрокамерой, которая захватывает изображение и передает его в преобразователь, который крепится у человека сбоку на ремне. Здесь картинка трансформируется в электрические микроимпульсы, которые дальше поступают уже на сетчатку и стимулируют ее оставшиеся функциональные нейроны, после чего изображение поступает в мозг.

Внутренняя часть — собственно сам бионический глаз — также состоит из нескольких элементов. Один из них — электронный чип с 60 электродами — имплантируется внутрь глаза, а другие — крепятся к глазному яблоку на его поверхности. Но и их мы тоже погрузили немного глубже, чтобы они не мешали и не было видны. Мы впервые работали с электроникой, приходилось проверять ее на каждом этапе операции, в ходе которой имплантат мог повредиться. Запускаться электроника будет спустя две недели после операции, где-то после 19 июля. К этому времени глазные ткани должны будут естественным образом восстановиться. И тогда уже будем смотреть, отвечает ли сетчатка на электрический стимул, и есть ли связь с мозгом.

А что увидит ваш пациент?

— Эти системы дают возможность видеть абстрактное черно-белое изображение в виде определенных конфигураций световых фигур. Этонапоминает пиксельную картинку, пока, правда, с очень слабым разрешением. Но это дает человеку социальную реабилитацию, ему будет значительно легче ориентироваться в пространстве. Пройдя обучение по специальной программе, он будет знать, что означают поступающие к нему на сетчатку, а затем в мозг световые фигуры — дверь, окно или тарелку. Со временем аппарат конечно, будет совершенствоваться и давать картину, более близкую к той, что передает естественное зрение.

Такая конструкция может помочь любому ослепшему человеку? Каковы вообще критерии, по которым отбираются пациенты?

— Критерии достаточно специфичные. Во-первых, у пациента обязательно должен быть пигментный ретинит (дегенерация сетчатки). Это такое классическое заболевание, которое поражает периферию сетчатки, постепенно сужая поле зрения, пока, в конечном итоге, это окошко не закрывается совсем. Это заболевание с определенной наследственной компонентой, которое развивается по своему биологическому сценарию, который, к сожалению, пока нами не управляем, хотя уже и найден ответственный за его развитие ген. Процесс идет десятилетия, поражаются, преимущественно, мальчики, которые слепнут в 30-35 лет.

Но, хотя у человека отсутствует предметное зрение, это не абсолютная слепота, когда вообще нет ощущения света. И эта грань — второе условие для имплантации, у человека должно сохраняться светоощущение с неправильной проекцией. То есть, он не видит, откуда идет свет, но понятия света и тьмы для него существуют. Помимо этого, есть требования к общему состоянию здоровью, учитываются хронические заболевания того же глаза.

Нашему пациенту 59 лет, и он не видит уже более 25 лет. Он из Челябинска, в молодости успел получить профессию, работал фрезеровщиком. На сегодняшний день у него также серьезно снижен слух (до сих пор среди тех, кому имплантировался бионический глаз, не было слабослышащих пациентов), и общаться ему помогает слуховой аппарат. Он оптимист, настроенный на успех, и это очень помогает в нашем общем деле.

Каким требованиям должна отвечать клиника, способная провести имплантацию?

— Их очень много. Клиника должна иметь самое современное оборудование и высококвалифицированных специалистов, владеющих самыми передовыми технологиями, только тогда вообще рассматривается вопрос участия в программе. Проводится годовое тестирование по оценке аппаратуры, оборудования, расходников. Обучаются и тестируются специалисты, и через какое-то время единицам дают добро. Наш Центр, созданный в 2015 году на базе Федерального научно-клинического центра оториноларингологии ФМБА России, прошел этот отбор.

Читать еще:  Адаптация глаза: темновая, световая, цветовая, как проводится адаптометрия, способы проверки, сколько времени требуется, что такое глазная чувствительность

Он нужен еще и потому, что сейчас мы находимся в самом начале работы в этом направлении. Проект проходит стадию клинической апробации.Небольшой мировой опыт насчитывает около 300 подобных операций, проведенных за десять лет существования технологии. А если говорить об этой, более совершенной модели — бионическом имплантате «Аргус-II» — то всего несколько десятков операций. Поэтому следует полностью исключить человеческий фактор и быть уверенным, что тестируется исключительно сама система — как она работает, что в ней позитивного или негативного, что следует улучшать, какой должна быть следующая модификация.

Кому принадлежит авторство методики?

— Инженерная часть — дело разработчика системы. Это американская фирма «Second Sight» — один из крупных производителей кохлеарных слуховых имплантатов. Концептуально здесь идея та же — кохлеарные имплантаты по конструкции похожи на эту систему. Электроды вводятся во внутреннее ухо для контакта со слуховым нервом, который раздражают поступающие из преобразователя микроэлектрические импульсы. Когда опыт работы с кохлеарными имплантатами показал их эффективность, у компании появилась идея сделать подобное в офтальмологии. Но с сетчаткой, конечно, работать на несколько порядков сложнее, чем со слуховым нервом — это совершенно разные системы.

Что касается хирургии, то офтальмологическая технология была разработана нашими зарубежными коллегами, которые стали в этом деле первопроходцами. Мы сейчас включились в этот научно-клинический процесс, используя эту технологию, отмечаем какие-то нюансы, которые можно изменить, сделать, на наш взгляд, лучше. Человеческая мысль всегда ищет ответ на вопрос: как добиться максимальной эффективности, и сделать это технически более просто. Сейчас мы собрали эту конструкцию, и уже стало понятно, что, если ее сделать в два раза меньше, она будет легче имплантироваться, будет удобней манипулировать с ней.

Если же смотреть на эту историю с научной точки зрения, то сделан маленький шаг на пути к познанию того, каким образом функционирует наша зрительная система. Сегодня мы чуть больше знаем глаз, меньше — сетчатку, еще меньше — зрительный нерв, проводящие пути работы коркового анализатора. Существуют, конечно, определенные гипотезы, но как это происходит на самом деле, еще предстоит расшифровать. Связь между мозгом пациента, которому имплантирована бионическая сетчатка и картинкой будет происходить через электронную систему, которая создана человеком, понимающим, как она работает. И, благодаря этому, появляется элемент кода для расшифровки великой тайны природы под названием зрение.

Вы уже начали готовиться к следующей такой операции? Она вообще планируется?

— Да, планируется на осень.

И такие операции можно будет поставить на поток? Сколько вообще россиян нуждаются в имплантации бионической сетчатки?

— Заболеваемость такой патологией примерно один человек на 4-5 тысяч. То есть, около 40-50 тысяч на всю Россию. И, значит, в ближайшие годы в подобной операции будет нуждаться несколько тысяч человек. Сама система «Argus II» стоит около 10 миллионов рублей, и сейчас ее оплату взяли на себя несколько благотворительных фондов. («Со-единение», «Искусство, наука и спорт»). Но в принципе, все возможно, если поставить такую задачу. В свое время была поставлена задача — внедрить микрохирургические технологии и обеспечить население имплантацией искусственного хрусталика.

И поначалу это тоже представлялось фантастикой.

— В марте 1986 года была создана такая правительственная программа МНТК «Микрохирургии глаза», возглавил которую академик Святослав Николаевич Федоров. Я был в этом проекте с первого дня. А одним из крестных отцов этой программы стал премьер-министр Николай Иванович Рыжков, благодаря его содействию в течение трех лет мы построили 12 центров по всей стране. Строительство каждой клиники обошлось в 9-10 миллионов тех рублей, и еще около 1,5 миллионов валюты пошло на оборудование — вот цена вопроса. Для Советского Союза это были вообще копейки. Они сейчас благополучно функционируют и обеспечивают потребности всей страны и, более того — еще и обучили этой технологии остальных врачей. И уже в 2010 году Минздрав рапортовал о том, что больше 95% операций в стране выполняются микрохирургическими методами. То есть, задача, которую нам в свое время поставило правительство Союза, была полностью выполнена.

То есть, за 20-25 лет проблема была решена в национальном масштабе.

— Да, причем решена так, что мы вышли на самый высокий уровень в мировой офтальмологии. К нам начали приезжать пациенты из развитых стран. В мою бытность генеральным директором МНТК «МГ» мы оперировали до пяти тысяч иностранцев — немцев, итальянцев, жителей богатых стран Персидского залива. А в 2009 году мы отпраздновали пятимиллионную операцию. Система ежегодно обследовала миллион пациентов. И это был не предел, в отдельных филиалах, где были отработаны отношения с региональными органами здравоохранения, своевременно направлявшими сюда больных, показатели были вдвое больше.

Что для этого было нужно? Люди. Прежде всего, лидер, способный собрать вокруг себя таких же энтузиастов, молодых заряженных ребят, немного денег и очень много желания. А главное было — не мешать, проекту развиваться.Мы смогли понять все плюсы и минусы существовавших в мире технологий, усовершенствовать их и за счет этого вывести отечественную офтальмологию на мировой уровень.

Так что, у меня есть богатый практический опыт внедрения в советскую и российскую офтальмологию технологий, которых ранее просто не существовало, а также опыт постоянного усовершенствования внедренных методик. И это стало еще одним серьезным конкурентным преимуществом, которое повлияло на выбор нашей клиники НИЦ офтальмологии РНИМУ для проведения первой имплантации бионического глаза.

Искусственное зрение

Бионический глаз — специальное устройство, позволяющее слепым людям различать визуальные объекты и этим компенсировать отсутствие зрения. Принцип работы бионического глаза построен на имплантации протеза сетчатки в поврежденный глаз. Сохранившиеся в сетчатке неповрежденные нейроны дополняются искусственными фоторецепторами.

Слепота может наступить по многим причинам. У людей преклонного возраста может развиться деградация сетчатки глаза с атрофией рецепторов. Если палочки и колбочки перестают реагируют на свет, пациент уже не видит. Однако нервные клетки сетчатке глаза сохраняют работоспособность. Это дает шансы восстановления зрения.

Скотома (в переводе с греческого «темнота») — частая причина потери зрения. Это пятно, возникшее вследствие глаукомы или поражения зрительного нерва, локализованное в поле зрения глаза. Скотомы ослабляют или нарушают зрение.

Как действует бионический глаз

Важная часть бионического глаза — полимерная матрица с фотодиодами. Она фиксирует слабые электрические импульсы и транслирует их нервным клеткам. Сигналы, преобразованные в электрическую форму, воздействуют на сохранившиеся в сетчатке нейроны. Альтернативой полимерной матрице могут быть особые очки, видеокамера, инфракрасный датчик. Они способны восстановить функцию центрального и периферийного зрения.

Видеокамера, встроенная в очки записывает картинку в аналоговой форме. Данные передаются процессору, преобразующему сигнал и отсылающего его ресиверу и фотосенсору, вживленному в сетчатую оболочку глаза пациента. Электрические импульсы передаются через оптический нерв в мозг человека.

Особенности восприятия визуального изображения

Конструктивные особенности бионического глаза постоянно совершенствовались. В ранних моделях картинка передавалась с видеокамеры в глаз пациента. Сигнал фиксировался фотодатчиком и с матрицы площадью в сто пикселов поступал по нервным клеткам в мозг. Однако глазное яблоко и камера работали несинхроно.

В другом варианте видеоинформация поступала в портативный компьютер, преобразующий видимое изображение в массив из нескольких тысяч инфракрасных импульсов. Они, отражаясь от стекла очков, попадали в хрусталик глаза и падали на фотосенсоры в глазной сетчатке. Хотя человек не различает ИК-лучи, их воздействие идентично получению самого изображения. Возможно формирование и восприятие пространства, находящегося перед пациентом с бионическими глазами, благодаря сложению картинки от фоторецепторов глаза и наложения картинки от камеры на центральную область глаза.

Читать еще:  Можно ли носить однодневные линзы несколько дней: преимущества и недостатки, рейтинг производителей корректирующих изделий, мнения специалистов

Из истории использования бионического глаза

Линда Морфут из Калифорнии перенесла пигментный ретинит в возрасте 21 год. Через 29 лет женщина почти ослепла, лишь левый глаз немного реагировал на свет. Это был 2004 год. Врачи предложили Линде испытать бионический глаз с материцей из 16 электродов. После установки датчика Линда стала различать контуры объектов. Она распознавала здания, сооружения, городскую инфраструктуру, людей и освещение города.

Позже бионический глаз имплантировался после потери зрения пациентам в возрасте 50+. Питеру Лейну в глаз вживили контроллеры, передающие мозгу сигналы от особых очков. Лейн и еще 32 добровольца потеряли зрение в результате дистрофии сетчатки еще в юности. Лейн стал различать контуры предметов в комнате и распознавать графические символы. На момент операции Лейну исполнился 51 год. Другие операции также оказались удачными.

10 лет исследователи были оптимистичны по поводу бионического глаза. Предполагалось, что к 2009 году бионический глаз с матрицей 2,5-ой тысяч пикселей будет продаваться по 15 000 фунтов, однако прогноз не сбылся.

Сегодняшний этап развития технологии бионического глаза

Каждый год мощности биомедицинских технологий возрастают. Сегодня стандартом системы искусственного зрения собираются принять матрицу со сторонами по 500 фотоэлементов. В сравнении с первой матрицей 16х16 разница поразительна. Однако обычный человеческий глаз имеет 7 миллионов колбочек и еще 120 миллионов палочек. Матрицам еще есть, куда двигаться.

Систему бионического глаза Argus II разработала и создала фирма Second Sight (США). Ее испытали 130 пациентов с пигментным ретинитом. Argus II состоит из имплантата сетчатки и мини-видеокамеры, встроенной в очки. Камера фиксирует изображение и передает информацию процессору. Данные получает по беспроводной связи имплантат. Он стимулирует сохранившиеся клетки сетчатки электродами и отправляет информацию зрительному нерву.

Пользователи Argus II различают вертикальные и горизонтальные линии через неделю применения системы. Сегодня стоимость бионического глаза Argus II — 150 000 фунтов стерлингов. Разработчики не останавливают работу, балансируя за счёт различных грантов. Конечно даже совершенные модели искусственного глаза еще слабы, но это важные вехи борьбы со слепотой.

Часы работы:
(по рабочим дням)
10:00 — 17:00

Бионические имплантаты глаз частично возвращают зрение

В этом материале мы познакомим вас с двумя успешными проектами по разработке «бионических глаз». Эти ультрасовременные имплантаты устанавливаются на сетчатку глаза и частично возвращают зрение даже слепым людям.

Можно осторожно утверждать, что мы являемся свидетелями зарождающейся бионической революции. Инженерия и хирургия позволяют людям вернуть утерянные чувства. Например, Лайфхакер писал о бионической руке, способной возместить человеку чувство осязания ампутированной конечности. Сегодняшний материал посвящен другому ощущению человека — зрению. Именно визуально мы получаем большую часть информации, поступающей к нам от окружающего мира. К сожалению, образ жизни современного человека и врожденные заболевания притупляют наше зрение. В одних случаях на помощь придет лазерное вмешательство, в более сложных — ультрасовременные протезы. Предлагаем ознакомиться с двумя схожими разработками бионических глаз, которые способны частично вернуть зрение в, казалось бы, безнадежных ситуациях.

Рассмотрим наиболее успешные разработки, уже проходящие тестирование на реальных пациентах.

Argus II Retinal Prosthesis System

В конце января американские хирурги выполнили операцию по имплантации искусственной сетчатки глаза больному пигментным ретинитом. Это дегенеративное наследственное заболевание характеризуется постепенной потерей светочувствительности сетчатки глаза. Имплантат представляет собой лист из 60 электродов, устанавливаемый в глаз. Специальные электронные очки оснащены видеокамерой, захватывающей изображение со стекол. Полученный сигнал передается в виде серии импульсов на электроды, стимулирующие оставшиеся нервные волокна пациента.

Argus II не дает привычной картинки нормального зрения. Вместо этого, аппарат позволяет пациентам видеть вспышки света, которые они могут научиться интерпретировать как визуальные модели. Процесс обучения занимает от одного до трех месяцев. Конечно, протез еще далек от совершенства, но развитие все же идет в правильном направлении. Со временем ученые намерены усовершенствовать свою технологию. Стоимость без проведения операции составляет $150 000.

Возможно, более интересная разработка немецких умов. Принцип схож. Бионический глаз контролирует интенсивность света с помощью электродов, имплантированных под сетчатку пациента, до его подачи в микрочип, ответственный за передачу сигнала прямиком в мозг. Тем самым, мозг обрабатывает привычные для себя данные здорового глаза человека. В результате пациент видит черно-белое изображение. За ухом устанавливается регулятор яркости, и вся система работает без проводов, питаясь от карманного аккумулятора.

Протез имеет намного большее количество электродов в сравнении с американской разработкой. 1 500 против 60, тем самым предлагает изображение гораздо большего разрешения и четкости. Установка имплантата позади сетчатки также позволяет пациенту более естественно поворачивать глаза и голову.

Девять пациентов уже был оснащены протезами, восемь операций были успешными. Отзывы испытуемых обнадеживают. Пациенты смогли на крупных планах различать движения рта, например, улыбку, определять наличие очков на лице прохожих, а также распознавать столовые приборы, телефоны и мелкие детали вещей. В диапазоне далекого зрения пациенты могли разобрать линию горизонта, дома, деревья и реки.

Дополнительные тестирования проводятся в странах Европы. Ученые испытывают долгосрочность стабильности и безопасности применения имплантата. Исследователи также надеются разработать специальные методы обучения, чтобы помочь пациентам улучшить свои способности распознавания объектов.

Надеемся, озвученные технологии будут признаны полностью безопасными для длительного использования, а их цена будет существенно снижена.

Послеоперационное течение при имплантации интраокулярных линз

Воспалительная реакция определяет послеоперационное течение с 1-х суток до формирования рубцовой ткани к концу 3-го месяца. Причиной воспалительной реакции прежде всего является значительный разрез тканей глаза для получения доступа к помутневшему хрусталику. При экстракапсулярной экстракции катаракты воспаление могут вызвать хрусталиковые массы, обладающие антигенными свойствами. Как бы тщательно ни вымывались хрусталиковые массы, невозможно удалить все клетки, а для развития иммунной (аллергической) реакции достаточно ничтожных количеств антигена. Во время операции неизбежна травма внутренних структур глазного яблока, например радужки.

Особенно опасна травма эндотелия роговицы — нерегенерирующего слоя клеток, обеспечивающих транспорт жидкости и метаболитов в роговицу и из роговицы. Повреждение эндотелия неизбежно. Вопрос лишь в том, какая часть эндотелиальных клеток погибнет в ходе операции. От этого в большой мере зависит особенность развития воспалительной реакции в ткани роговицы. Не исключено отрицательное действие лекарственных средств, применяемых в ходе операции, например дикаина, сульфацил-натрия, мезатона, ацетилхолина и др.

Названные факторы имеют значение при простой экстракции катаракты. Имплантация ИОЛ оказывает дополнительное влияние на ткани глаза. Само введение ИОЛ в полость глаза обусловливает разрушение значительной части эндотелиальных клеток роговицы механическим путем. Это обстоятельство побудило офтальмологов искать пути снижения травматичности. Для заполнения передней камеры были предложены хеалон и подобные ему средства. Травма эндотелия уменьшилась, но полностью не ликвидирована.

Токсическое влияние ИОЛ возможно вследствие по меньшей мере двух причин. Во-первых, на поверхности ИОЛ остаются вещества, применяемые для стерилизации. Во-вторых, материал, из которого изготавливают линзу и опорные элементы, подвергается медленному разрушению во внутриглазной жидкости. Не исключено, что привносимые в глаз химические агенты усиливают воспалительную реакцию.

Механическое давление линзы и опорных элементов на ткани глаза — особый фактор, зависящий от модели искусственного хрусталика. Давление на радужку, ресничное тело, угол передней камеры, а при дислокации — и на внутреннюю стенку роговицы, несомненно, вызывает воспалительную реакцию.

Читать еще:  Болят глаза от сварки: признаки заболевания и основные причины болевых ощущений, способы терапии и профилактические меры

Таким образом, причин для воспалительной реакции более чем достаточно. Они связаны с эндогенными свойствами тканей глаза, материалом, моделью, качеством изготовления, подготовкой ИОЛ к имплантации. Значительную роль играет техника оперативного вмешательства.

Наши наблюдения показали, что в течение 1-й недели после операции может развиться воспалительная реакция трех степеней: слабая, средней тяжести и сильная.

Слабая воспалительная реакция характеризуется следующими клиническими признаками. На 2-е — 3-й сутки после операции глаз раздражен незначительно. Глазная щель слегка сужена или обычной ширины. Конъюнктивальная инъекция выражена в области раны. Роговица редко бывает полностью прозрачной, чаще остаются нежные облачковидные помутнения стромы. При биомикроскопии отмечаются нежные сероватые полоски в слое десцеметовой оболочки. Влага передней камеры прозрачна. Вблизи зрачка и в нижнем отделе передней камеры могут быть отдельные волокна хрусталиковых масс, выплывших из задней камеры. Зрачок живо реагирует на введение слабых мидриатических средств, например 1 % раствора мезатона в каплях. В первые 2-3 сут острота зрения превышает 0,1. К 5-7-м суткам раздражение практически исчезает. Ширина глазной щели становится обычной. Складки десцеметовой оболочки отсутствуют либо едва заметны при биомикроскопии.

Воспалительная реакция средней тяжести отличается выраженной смешанной инъекцией. При биомикроскопии четко определяются складки десцеметовой оболочки. Отек роговицы позволяет видеть розовый рефлекс, но детали глазного дна рассмотреть не удается. Нарушение проницаемости сосудов вызывает выход продуктов воспаления в полость глаза, что проявляется опалесценцией влаги передней камеры, появлением нежных хлопьев фибрина и преципитатов на ИОЛ. Вследствие нарушения прозрачности сред острота зрения составляет ниже 0,1. Происходит формирование задних синехий. Зрачок незначительно расширяется после закапывания 1 % раствора мезатона и принимает несферичную форму. Зрачок максимально расширяется после аппликации или инъекции под слизистую оболочку раствора адреналина гидрохлорида. Сращения радужки с линзой могут занимать до 1/2 диаметра зрачка.

Сильная воспалительная реакция характеризуется выраженным отеком всех слоев роговицы. На эпителии образуются буллезные выпячивания. В передней камере скапливается рыхлый фибрин, наблюдается склонность к формированию сероватых пленок. Легко образуются задние синехий за счет сращения радужки с линзой или задней капсулой хрусталика. Задние синехий разрываются только при применении сильных мидриатических средств. Иногда в передней камере внизу видна полоска серого экссудата — стерильного гипопиона. Экссудативная реакция ослабляется под воздействием адекватного лечения только к концу 1-й недели. Рыхлый выпот фибрина рассасывается, фибринные пленки на линзе требуют дальнейшего интенсивного лечения. Просветление роговицы наступает только к концу 2-3-й недели, и острота зрения становится выше 0,1.

Установление степени воспаления в каждом конкретном случае обычно не представляет труда, но тем не менее в ряде наблюдений разница между первой и второй или между второй и третьей степенью определяется не вполне четко. Частота воспалительных реакций у наблюдаемых нами больных была следующей: у 60 % -слабая, у 35 % — средней тяжести, у 5 % — сильная.

Обычно пик воспалительной реакции мы наблюдали на 2-е — 3-й сутки после операции, однако были случаи (7 % больных) поздней воспалительной реакции. В первые 2 нед состояние глаз не вызывало беспокойства, и больных, как правило, выписывали домой. В конце 2-й, на 3-й или 4-й неделе появлялись признаки иридоциклита: цилиарная болезненность, светобоязнь, перикорнеальная инъекция, преципитаты на линзе и роговице, задние синехий и в тяжелых случаях — серые напластования продуктов воспаления на линзе. Если в этот период не применить интенсивное лечение, пролиферативные пленки вызовут резкое снижение центрального зрения. Плоскостные сращения радужки с задней капсулой хрусталика иногда выталкивают край линзы в переднюю камеру. Если зрачок оставить расширенным в течение 2- 3 сут, формируется стойкий мидриаз за счет задних синехий.

Наш небольшой опыт имплантации ИОЛ у детей (32 операции) позволяет предположить, что поздние воспалительные реакции у них возникают чаще, чем у взрослых.

Одной из специфических реакций глаза на оперативную травму является послеоперационная гипертензия, возникновение которой объясняется высвобождением простагландинов и других веществ — брадикининов и лейкокринов. Нарушается сосудистотканевой барьер, обусловливающий чрезмерный выход в полость глаза жидкости и белковых фракций крови. Послеоперационная гипертензия может рассматриваться как один из патогенетических механизмов воспаления. Частота возникновения послеоперационной гипертензии изучена недостаточно. Есть основания полагать, что послеоперационная гипертензия отмечается более чем у 3/4 больных (A. Toberville и еоавт., 1983).

Предоперационное обследование позволило исключить глаукому. Внутриглазное давление повышалось в первые часы после операции и у некоторых больных оставалось выше исходного уровня в течение 8 сут (Е. И. Сидоренко, 1975). При измерении внутриглазного давления по А. Н. Маклакову с грузом 10 г получены показатели 30-40 мм рт. ст. (4-5,3 кПа), а иногда 50 мм рт. ст. (6,7 кПа). Плотность глазного яблока была такой, как при остром приступе глаукомы. Боль в глазу в день операции можно объяснить в большей мере распиранием тканей глаза, резким скачком внутриглазного давления, чем снятием действия новокаина. Во втором глазу давление оставалось в пределах нормы.

Качество герметизации операционной раны, по-видимому, оказывает влияние на уровень внутриглазного давления. Существует предположение, что наложение большого количества швов на капсулу глаза и более плотное соприкосновение краев раны способствуют повышению внутриглазного давления. Редкие швы создают условия для фильтрации внутриглазной жидкости.

Послеоперационная гипертензия вызывает частичное прорезывание швов, нарушение герметизации раны и микрофильтрацию под конъюнктиву.

При определении показаний к имплантации ИОЛ преобладали соображения трудовой и социальной реабилитации. Среди оперированных было значительное количество больных с незрелыми катарактами. Это были лица в возрасте до 50 лет, у которых через периферию расширенного зрачка при офтальмоскопии просматривалось глазное дно, а помутнение ядра хрусталика вызывало снижение остроты зрения до ОД-0,3. Эвакуация прозрачных и полупрозрачных хрусталиковых масс не всегда происходит легко. Хрусталиковые массы могут быть фиксированы в дупликатуре капсулярного мешка у его экватора. После операции они или рассасываются, или образуют рубцовый конгломерат с капсулой хрусталика, а иногда, набухая, выплывают в зрачковую область. У 6 наблюдаемых нами больных на 2-е — 3-й сутки после операции хрусталиковые массы заполнили частично переднюю камеру и почти полностью — зрачковую область. Хрусталиковые массы всегда рассасываются бесследно, но для этого требуется время, а больные, не получив желаемого зрения, проявляют беспокойство. Настроение больных нетрудно понять, особенно если на втором глазу зрение низкое вследствие катаракты. В случае обильного выхода хрусталиковых масс мы на 2-е — 3-й сутки вымывали их с помощью канюли через парацентез роговицы. Хрусталиковые массы, как правило, оказывались рыхлыми, мелкодисперсными и их удаление не составляло труда. Операция занимает 2- 3 мин, но проводить ее надо с известной осторожностью, чтобы свести к минимуму травму эндотелия. Хрусталиковые массы следует удалять мелкими порциями, несколько раз вводя канюлю через парацентез в переднюю камеру. Каждый раз в переднюю камеру сначала вводят некоторое количество жидкости, а затем, подводя конец канюли к облачку хрусталиковых масс, отсасывают их, не опорожняя переднюю камеру полностью и не допуская контакта эндотелия с радужкой и ИОЛ.

Отмечены случаи попадания тонкого слоя хрусталиковых масс в узкую щель между линзой и задней капсулой. Зрачковая область при этом перекрывалась частично, и острота зрения снижалась незначительно. Вначале мы опасались за состояние хрусталиковых масс, попавших в пространство с ограниченной циркуляцией жидкости. В принципе их можно было отсосать с помощью канюли через одну из микроколобом, сделанных для верхних опорных элементов. Наши опасения оказались преувеличенными. Слой оставшихся хрусталиковых масс позади линзы истончился и рассосался бесследно в течение 2-3 нед.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector